Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  … Часть 1
  … Часть 2
… Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
  … Сноски
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Народный стих у Пушкина

Это строфа знаменитой «Леноры» Бюргера. Интересно, что прославленная «Людмила» Жуковского (1808), являющаяся переделкой «Леноры», написана другой строфой. Б. В. Томашевский в своей работе о строфике Пушкина12 правильно предполагает, что с бюргеровской строфой Пушкин познакомился еще в Лицее, вероятно, в 1816 году, когда в журналах шла жестокая полемика по поводу нового подражания «Леноре» — «Ольги» Катенина. Б. В. Томашевский разыскал и русское стихотворение того времени, написанное бюргеровским размером. Таким образом, строфа эта могла быть и, наверное, была известна Пушкину. Более всего интересно при этом, что Пушкин в 1825 году, в эпоху полной зрелости своего творчества, применяет для русской сказки немецкий балладный размер. Здесь, несомненно, влияние Жуковского, который нередко так и поступал.

Случай такого резкого видимого несоответствия произведения, прекрасно выдержанного в русском народном характере с немецкой метрической балладной формой, — единственный у Пушкина. Впрочем, следует сказать, что в этой сказке, не говоря об общей верности воспроизведения народного быта и народного духа, в ряде мест благодаря удивительно умелому распределению фраз, синтаксических построений, народных параллелизмов, строфа совершенно теряет свой искусственный иностранный характер — см., например, следующую строфу:

Взошли толпой, не поклонясь,
Икон не замечая;
За стол садятся, не молясь
И шапок не снимая.
На первом месте брат большой,
По праву руку брат меньшой,
По леву голубица
Красавица девица...

«Хореические» сказки Пушкина написаны чередованием двух смежно рифмующихся пар четырехстопного хорея: пара с мужской рифмой и пара с женской (или в обратном порядке). Впервые Пушкин употребил этот размер в сказке о царе Никите (1822):

Царь Никита жил когда-то
Праздно, весело, богато,
Не творя добра, ни зла,
И земля его цвела...
и т. д.

Этот размер взят Пушкиным, конечно, не из народной поэзии: в народных стихах рифма встречается очень редко и случайно. Вернее всего, здесь Пушкин также шел за Жуковским, который с такой именно рифмовкой написал свою «Людмилу», самую популярную из его баллад:

Где ты, милый? что с тобою?
С чужеземною красою,
Знать, в далекой стороне
Изменил, неверный, мне;
Иль безвременно могила
Светлый взор твой угасила...
и т. д.

У Жуковского эти рифмующиеся пары стихов связаны еще в строфы — по двенадцать стихов — три четверостишия. Пушкин не следует этому в своих сказках, давая в них сплошную цепь двустиший (точнее, четверостиший) со смежными рифмами.

Этот ритм, несколько монотонный, смежностью рифмовки наталкивает и на параллелизм смежных строк:

Рано жизнью насладилась,
Рано жизнь моя затмилась...
.......................
То из облака блеснет,
То за облако зайдет...
Сорок ангелов небесных,
Сорок девушек прелестных...
......................
(В. Жуковский)

И царица над ребенком,
Как орлица над орленком...
(А. Пушкин)

Все это действительно придает стиху несколько фольклорный характер. Тот же размер, с той же рифмовкой (только не до конца выдержанной) употребил еще Н. Львов среди других размеров в «богатырской песне» — «Добрыня» (1794):

Он из города Антона,
Сын какого-то Дадона,
Макаронного царя.
О пустом не говоря,
Хлеб ему наш полюбился,
Так он к нам переселился
И давно в Москве учился
Щи варить и хлебы печь;
Тут он взял и русску речь.

Очень интересен до сих пор еще не выясненный вопрос, связанный с первыми рукописными набросками «Сказки о царе Салтане...». Эту сказку, написанную в 1831 году, Пушкин начал писать еще в 1828 году. В его тетради набросок начала сказки имеет крайне любопытный вид. Сначала идут стихи:

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком...
и т. д.
Я б для батюшки царя
Родила богатыря.
Страница :    << 1 2 3 [4] 5 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты