Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
… Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
  … Сноски
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Народный стих у Пушкина

Рассматривая эту запись, прежде всего мы обратим внимание на то, что в ряде мест ее нужно было бы исправить: как показывает весь контекст, невозможно воспринимать такты в три слога (см., напр., первый стих), как три равнодлительные доли, как трехдольный текст. Большинство тактов в этом отрывке четырехдольные — двух видов — четыре «коротких слога»:

     Ú UU   UÚ
...милая  моя, —
или два долгих —

 U    U —́   — —́
...разлюбил  меня.

Непосредственное ритмическое ощущение подтверждает правильность такой интерпретации.

Таким образом, если это песенный текст (а это, повидимому, так и есть)34, то распределение его словесных ударений само по себе не предопределяет точно и однозначно его конкретного, детального временного (тактового) ритма.

Может быть, в таком случае правильно было бы совсем игнорировать ударения в этом стихе, искать закономерности, ритмичности его строения вне ударений, считая, что они сами по себе в строении ритма роли не играют (как в прозе)? Таково, как увидим дальше, строение ритма стиха «Сказки о попе...». Но этому противоречит непосредственное впечатление от самого текста. При любом чтении, внимательном к ритму, мы все время ощущаем различный ритмический вес, различное значение тех или иных ударений, причем это различие вовсе не укладывается в различие силы этих же ударений в соответствующей фразе, то есть не совпадает с их прозаически-интонационными отношениями. Так, из четырех ударений в стихе (наиболее частый случай) первое и третье ударение всегда принудительно воспринимаются нами как более сильные, более важные, главные, основные, а второе и четвертое — как более слабые, побочные, второстепенные, несмотря на то, что иной раз такое распределение силы ударений противоречит нормальной смысловой и синтаксической их градации. Вообще, одни ударения воспринимаются как главные, сильные, а другие — как слабые, побочные.

Например:

Быва́ло, дружок мой це́лый день сиди́т
Супроти́в меня, гляди́т на меня...
А ны́не дружок мой ни све́т ни заря́
Разбу́дит меня да са́м на коня...
и т. д.

Таким образом, считать, что ударения в этих стихах вовсе не играют ритмической роли (как в «Сказке о попе...») нельзя.

Приходится остановиться на мысли, что эти стихи и в ритме (как и в других стилистических отношениях) просто имитируют строй текста народной песни. Пушкин в этих стихах просто пытается воспроизвести общий внешний характер текста народной песни, каким он является в отвлечении от напева35. В таком случае, не имея в самом материале оснований и возможностей для детального определения ритмики стиха (его «музыкального» ритма), приходится ограничиться лишь внешним описанием свойственных этому стиху черт, характеризующих его ритмику самым общим образом.

Песня написана в основном четырехударным стихом. Этому как будто противоречит то, что стихов, заключающих в себе по четыре словесных, «прозаических ударения», хотя и больше, чем других, но не так много — всего 12 из общего числа (двадцать семь).

Вы́шла за него́, разлюби́л меня́...
Супроти́в меня́, гляди́т на меня́...
А ны́не дружо́к мой ни све́т ни заря́...
и т. д.

Пятиударных стихов — шесть, шестиударных — шесть и двухударных — три. Однако почти все эти стихи, как подсказывает непосредственное ритмическое ощущение, представляют собою разновидности того же четырехударного стиха, если иметь в виду главные, основные ударения. Действительно, в двух из пятиударных стихов второстепенное ударение явно скрадывается, поглощается соседним, основным:

А́х, ня́нюшка, ня́нюшка, ми́лая моя́...

Подобная ритмическая атонизация в данных словесных контекстах, несомненно, имела бы место не только в народном стихе, но и в литературном.

В остальных случаях ритмически второстепенное ударение стоит не рядом с главным, а отделено от него безударным слогом:

Ка́к мне не тужи́ть, ка́к весе́лой бы́ть?
Была́ я в деви́цах, дру́г люби́л меня́...
Быва́ло, дружо́к мой це́лый де́нь сиди́т...

В литературном стихе такое ударение обычно не атонизируется, не поглощается главным. Но в народном, как указал еще Востоков, дело обстоит иначе, и здесь сочетание «друг любил» или «целый день» воспринимаются как одноударные.

Таким образом, стихи с пятью словесными ударениями оказываются ритмически четырехударными.

Шесть случаев трехударных стихов все более или менее однотипны: это стихи, в которых клаузула (окончание стиха) не мужская (как во всех четырех- и пятиударных стихах), а дактилическая или пэоническая (гипердактилическая), то есть:

Глядит на меня, не сми́гивает,
Любовные речи поше́птывает...

Весь день по гостям разгу́ливает...

А красная девица, что насе́дочка...

Уж нет ли на меня разлу́чницы...

Тихим ласковым обы́чаем...
Страница :    << 1 [2] 3 4 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты