Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
… Часть 9
  … Сноски
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Народный стих у Пушкина

6. Особенно ощущается эта особая организация стиха, особое напряжение, когда от одного стиха переходим к паре рифмующихся стихов. В этом размере, с его резко выделенным рифмующимся словом, необыкновенно силен момент ожидания рифмы, и это ожидание и затем появление рифмующегося слова создает постоянную ритмическую смену напряжений и разрешений. Маяковский говорил о свой рифме и ее значении в организации стиха: «Рифма — вексель, — учесть через строчку». В стихе «Сказки о попе...» совершенно так же, как у Маяковского, первое рифмующееся слово является «векселем», заданием, на которое обращено внимание читателя, ожидающего, как оно будет выполнено, каким образом этот вексель будет оплачен. Только если в стихе Маяковского, сложном и изысканном, «по векселю уплачивается» через строчку, в стихе «Сказки о попе...», так нарочито примитивном, подобно его народному прототипу, эта «плата» наступает сейчас же, в соседней строчке.

Нужно иметь в виду, что такое напряжение, создаваемое рифмой, такое ожидание рифмы вовсе не является свойством всякой рифмованной поэзии. Наоборот, в обычных стихах рифма гораздо слабее ощущается, гораздо менее ударенна; она является как бы добавочным, а вовсе не главным фактором в строе стиха. Чтобы убедиться в этом, стоит вспомнить любое стихотворение обычного классического стиха.

В стихе «Сказки о попе...» мы видим стремление к каламбурной, неожиданной, эффектной рифме. Так, наряду с парами стихов, связанными параллелизмом и простой флективной рифмой, возникают столь же характерные для этого размера пары, соединенные неожиданной и острой рифмой:

Жил-был поп,
Толоконный лоб...

В год за три щелка тебе по лбу.
Есть же мне давай вареную полбу»40.

Как наешься ты своей полбы,
Собери-ка с чертей оброк мне полный».

Раз, два, три! догоняй-ка».
Пустились бесенок и зайка.
и т. д.

Таково сложное и специфическое строение стиха «Сказки о попе...».

Происхождение этого стиха у Пушкина никогда не вызывало сомнений. Все его определения совершенно правильны: это стих надписей к лубочным картинкам, стих прибауток раешника. Вообще же — это русский народный стих речевого типа. В отличие от обычного народного стиха, стиха былин, песен, он не связан и никогда не был связан с пением, с напевом. Он возникает в самой речи, устной или письменной. Очевидно, по этой причине в его строении не играют никакой роли временные элементы ритма: ни то или иное распределение ударений, ни изохронность, ни равномерность движения речи, ни, наоборот, ускорение и замедление, ни паузы. В нем ритм строится, как мы видели, на чисто речевых — риторических, грамматических, смысловых элементах: параллелизм синтаксического строения, одинаковые суффиксы или флексии и — как следствие отсюда — рифма (флективная). Это стих поговорок и ритмизированных пословиц, стих, возникающий в сказке, когда она ритмизируется:

Жил-был дед да баба,
У них была курочка ряба;
Курочка снесла яичко,
Не простое,
А золотое.
Дед бил, бил —
Не разбил.
Баба била, била —
Не разбила...
и т. д.

Эта флективная рифма в раешном стихе, в стихе надписей к лубочным картинкам41, в стихах театра Петрушки, в комических сценках народного (и старинного XVII — XVIII вв.) театра становится постоянной, делается самоцелью и ищет каламбуров и иных эффектов, по большей части грубоватых.

Стих здесь чисто речевого типа, в отличие от классического стиха и дольника, не размеряющий длительностей отдельных элементов, не знающий счета ударений, существовал и существует в русском стихосложении рядом с обычными размерами. Он же лежит в основе русского силлабического стиха.

В «Сказке о попе...» Пушкин удачно выбрал этот шутливый народный стих для антипоповской сатирической сказочки, прекрасно воспроизвел его, придав художественную форму, не всегда свойственную ему в народной устной, а особенно лубочной традиции.

«Пушкин воспользовался лубочным стихом для своей сказки, — пишет Л. Поливанов, — сохранив его свойства, но сумев найти и в этом стихе своеобразную красоту: для чего он освободил слог сказки от всего излишнего (деепричастий, славянизмов) и всего того, что напоминает родство этого стиха с польскими виршами. Получился тот чисто народный русский лубочный стих, который не выдерживался вполне в произведениях лубочной печати, но элементы которого Пушкин имел перед глазами в тех лубочных виршах, которые уже претворили польско-русский пошиб в великорусский»42.

С чисто стиховой точки зрения следует прибавить, что Пушкин сумел сделать эти примитивные, связанные с рифмой параллелизмы в высшей степени уместными, не назойливыми и, главное, вместо прерывистого, на каждой паре останавливающегося хода раешных и лубочных стихов сумел этим же стихом повести плавный, непрерывный рассказ.

Тот же размер — в его наиболее примитивной форме — употреблен Пушкиным в шуточном «поминании», написанном им совместно с Вяземским, — «Надо помянуть, непременно помянуть надо...». В этом стихотворении вперебивку с прозаическими воззваниями («Уж как ты хочешь, надо помянуть» и т. п.) следуют стихи раешного типа, заключающие десятки фамилий, подобранных под рифму. Полный «синтаксический параллелизм» (все слова стоят в винительном падеже) сочетается с неожиданностью, эффектностью рифмы, которая сводит рядом самые отдаленные имена, например:

Парикмахера Эме,
Ресторатора Дюме,
Ланского, что губернатором в Костроме,
Доктора Шулера, умершего в чуме,
И полковника Бартоломе...
и т. д.

Таким образом, подытоживая сказанное в этой статье, мы должны констатировать, что при сравнительно небольшом количестве случаев обращения Пушкина к народным размерам мы находим у него в этой области величайшее разнообразие. Пушкин успешно применяет традиционные в XVIII и начале XIX веков формы народного стиха, приближающиеся в своей ритмике к русской классической системе стихосложения. Он сам изобретает на основе изучения народных песен особый размер, сочетающий свободу и ритмическую шероховатость песенной формы с тонким и художественно выразительным применением этой свободной формы («Песни западных славян», «Сказка о рыбаке и рыбке» и др.). Он придает тяжеловесному и примитивно-грубому раешному стиху гибкую и стройную форму, тонко вскрывая все заложенные в нем выразительные возможности («Сказка о попе и о работнике его Балде»). Наконец, он создает ряд превосходных подражаний ритмике текста народных песен самого разнообразного вида — и былинного строя, и типа причитаний, и короткие стихи шутливого характера, и т. п.

Пушкинские опыты народного стиха навсегда останутся образцом глубокого проникновения в сущность, в дух народного творчества, образцом блестящего сочетания традиционной народной формы с высокой культурой стиха, с тонким и изысканным мастерством.

1945

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты