Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
… Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
  … Часть 10
  … Сноски
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр

Стихотворение это у Пушкина имеет совершенно черновой характер, так что судить по рукописи о строении его гекзаметра довольно трудно, тем более что и самый текст стихотворения, даваемый в изданиях Пушкина, носит в ряде мест гипотетический характер.

«Вне́мли, о Гелио́с, серебряным луком звенящий,
Внемли, боже кларосский, молению старца, погибнет
Ныне, ежели ты не предыдешь слепому вожатым».
Рек и сел на камне слепец утомленный. — Но следом
Три пастуха за ним, дети страны той пустынной,
Скоро сбежались на лай собак, их стада стерегущих.
Ярость уняв их, они защитили бессилие старца;
Издали внемля ему, приближались; и думали: «Кто же
Сей белоглавый старик, одинокий, слепой — уж не бог ли?
Горд и высок; висит на поясе бедном простая
Лира, и голос его возмущает волны и небо».
Вот шаги он услышал, ухо клонит и, смутясь, уж
Руки простер для моленья странник несчастный. «Не бойся,
Ежели только не скрыт в земном и дряхлеющем теле
Бог, покровитель Греции — столь величавая прелесть
Старость твою украшает, — вещали они незнакомцу; —
Если ж ты смертный — то знай, что волны тебя принесли
к людям ....... дружелюбным»35.

Не говоря о двух последних стихах, носящих совершенно фрагментарный характер, и в остальных шестнадцати гекзаметр звучит довольно тяжеловесно, с напряженностью, несвойственной обычным пушкинским стихам. Эти стихи сравнительно богаты хореями (чисто дактилических стихов всего четыре), хореи размещены довольно разнообразно. Но общий ход стиха все же весьма тяжел и неловок. К тому же, в трех стихах (12-м, 13-м и 15-м) цезура неправильная (между двух стоп, после хорея на третьей стопе), а стих пятый — вовсе неправильный: в третьей стопе всего один слог:

Трипастухаза ним,детистранытойпустынной
ÚU   U|Ú U | Ú | Ú U    U|ÚUU| Ú  U

Если даже кое-что из дефектов текста отнести за счет трудной разборчивости рукописи, то все же ясно по этим стихам, что Пушкин не вполне владел гекзаметрическим размером, писал им не свободно, делал ошибки. То же впечатление остается от другого стихотворения — наброска «В роще карийской...» (1827). Там рукописный текст еще в худшем состоянии, чем в переводе из Шенье. Еще менее можно ручаться за точность, твердость текста и еще менее можно судить по нем об особенностях пушкинского гекзаметра. Вот это стихотворение:

В роще карийской, любезной ловцам, таится пещера,
Стройные сосны кругом склонились ветвями, и тенью
Вход ее заслонен на воле бродящим в извивах
Плющем, любовником скал и расселин. С камня на камень
Звонкой струится дугой, пещерное дно затопляя,
Резвый ручей. Он, пробив глубокое русло, виется
Вдаль по роще густой, веселя ее сладким журчаньем.

О том, что Пушкин еще не вполне овладел техникой гекзаметра, когда он писал это стихотворение, еще чувствовал себя здесь не мастером, а учеником, явно свидетельствует разметка слогов и ударений, «метрическая схема» гекзаметра, набросанная Пушкиным в тетради выше текста. Вот как выглядит эта схема у Пушкина:

— U U | — U | U U — | U U— | U — U | U — U |

Здесь, несомненно, записан гекзаметр, притом с одной ошибкой (вероятнее всего, просто опиской): во второй стопе показано четыре слога: после первого ударенного слога « — » следует не два, а три безударных «UUU». Без этой описки схема будет иметь такой вид:

— U U | — U | U — | U U — | U — U | U — U

Вертикальные черточки обозначают, конечно, не границы стоп, а границы слов, «словоразделы». Пушкин, очевидно, примерял, как распределяются найденные им слова в метрической форме гекзаметра. Можно предположить, что схема написана Пушкиным во время обдумывания не первого, а второго стиха. Этот стих в рукописи был начат так:

Стройные сосны кругом стерегут ... и тенью.

В начале стиха словораздел точно соответствует пушкинской разметке:

    Ú U U   Ú U   U Ú   U U Ú

Конец стиха, намеченный у Пушкина двумя трехсложными словами с ударениями на средних слогах — U Ú U    U Ú U, не сразу был им написан. Написав последнее амфибрахическое слово «и тенью», он оставил было пробел для предыдущего. Написав затем «ветвями и тенью» (точно по схеме), он тут же стал изменять начало стиха, уже не считаясь с намеченной (или позже записанной) схемой:

Сосны тихо ее заслонили ветвями и тенью...
Древние сосны кругом ее заслонили ветвями и тенью...
и т. д.

В 1829 году Пушкин пишет элегическими двустишиями стихотворение, которое считает возможным уже напечатать, — «Кто на снегах возрастил...». Оно появилось в альманахе барона Е. Ф. Розена и И. М. Коншина «Царское Село» на 1830 год.

Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы?
В веке железном, скажи, кто золотой угадал?
Кто славянин молодой, грек духом, а родом германец?
Вот загадка моя: хитрый Эдип, разреши!
Страница :    << 1 [2] 3 4 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты