Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
… Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
  … Часть 10
  … Сноски
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр

Впрочем, во всех этих случаях (особенно последних двух) ударение не безусловно отсутствует на первом слоге, а только, пожалуй, очень ослаблено.

Другой противоположной особенностью русского (как и немецкого) гекзаметра является появление ударенного слога на метрически безударном («слабом») месте стопы, — то есть на второй или третьей доле дактиля, на второй доле хорея. Этот прием осуждается многими стиховедами41. Однако поэты прекрасно и выразительно употребляют такие «отягчения» ритма стиха, соблюдая лишь правило, чтобы это «лишнее», сверхметрическое ударение было на односложном слове, а если на двухсложном, то не на имени существительном, глаголе и т. д., а служебном и потому слабоударенном. И Пушкин также применяет это правило.

Например:

Ско́лько бого́в и боги́нь и геро́ев!.. — Во́т Зе́вс громове́ржец...
Ме́д и сы́р молодо́й: все́ гото́во; ве́сь у́бран цвета́ми
Же́ртвенник...

У́рну с водо́й урони́в, об уте́с ее́ де́ва разби́ла...
Де́ва то́тчас умо́лкла, со́н его́ ле́гкий леле́я...
и т. д.

Во всех этих случаях Пушкин идет по стопам Гнедича, Дельвига и Жуковского, только применяет их приемы большей частью с особым изяществом.

Что касается до цезур гекзаметра и пентаметра, то Пушкин рассекает свой стих на части с необыкновенной гармоничностью и простотой.

Постоянная цезура посредине пентаметра у него почти всегда совпадает с интонационной (смысловой или грамматической) паузой.

Мальчик отцу помогал. || Отрок, оставь рыбака!
...К ней на плечо преклонен, || юноша вдруг задремал.
...Старца великого тень || чую смущенной душой.

Те немногие случаи, когда ритмическая пауза пентаметра не совпадает с грамматической паузой или границей двух интонационных отрезков, очень выразительны и осмысленны. Искусственная ритмическая пауза в середине фразы вносит особый оттенок смысла.

...Матери чуткой подобна, || послушна памяти строгой,
       Музам мила; на земле || — Рифмой зовется она.

Знаком тире здесь нами обозначена пауза, придающая словам «на земле» характер некоторого противопоставления (выше говорится лишь о богах, нимфах, наядах), и, кроме того, эта пауза прекрасно оттеняет следующее за ней главное слово — «Рифмой зовется она».

Близкий к этому эффект создает пауза, разрывающая фразу в седьмом стихе стихотворения «Художнику», перед словами, дающими новую тему — воспоминание об умершем друге.

...Весело мне. Но меж тем в толпе молчаливых кумиров —
       Грустен гуляю: со мной || — доброго Дельвига нет.

Две такие же паузы внутри фразы в обоих пентаметрах стихотворения. «На статую играющего в бабки» — по-разному сильно выделяют вторые их полустишия, в первом случае оттеняя пластическое изображение главного жеста юноши, а во втором — подчеркивая сентенцию, заключающую стихотворение и обобщающую его содержание:

Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено
Бодро оперся, другой || — поднял меткую кость.
Вот уж прицелился... прочь! раздайся, народ любопытный,
Врозь расступись: не мешай || — русской удалой игре.

Таковы цезуры в пентаметре Пушкина.

Гекзаметр его также в большинстве случаев делится серединной цезурой (мужской или женской) на две части.

Кто на снегах возрастил || Феокритовы нежные розы?..
...Невод рыбак расстилал || по брегу студеного моря...
...Эхо, бессонная нимфа, || скиталась по брегу Пенея.

И здесь также в большинстве случаев цезура совпадает с естественным сечением внутри фразы. Есть и отступления, также крайне выразительные.

Каждый в меру свою || напивайся. Беда не велика...
...Вот и товарищ тебе, || дискобол! Он достоин, клянуся...

Есть случаи рассечения стиха на три части двумя цезурами:

Злое дитя, || старик молодой, || властелин добронравный.

Здесь первая часть стиха начинается с ударения (дактиль), вторая — с одного безударного (амфибрахий) и третья — с двух безударных (анапест).

Мрежи иные || тебя ожидают, || иные заботы...
она родила
Милую дочь. || Ее приняла || сама Мнемозина.
...да сподобят нас чистой душою
Правду блюсти: || ведь оно ж и легче. || Теперь мы приступим...

Самому читателю легко увидеть постоянную связь содержания фразы с ее метрическим делением.

Но Пушкин не удовлетворяется обычными видами цезур и способами дробления стиха. Он применяет и другие «неканонические» сечения, которые, впрочем, не будучи установлены и канонизированы античными метриками, постоянно встречаются и у античных писателей, и у их немецких подражателей.

Иногда эти нетрадиционные цезуры сочетаются с обычными, как в приведенных примерах:

Каждый в меру свою || напивайся. || Беда не велика...
Вот и товарищ тебе, || дискобол! || Он достоин, клянуся...

В следующем примере хотя в средине третьей стопы и есть как будто пересечение фразы, но, в сущности, в этом стихе самая сильная цезура — «нетрадиционная» женская цезура в четвертой стопе, делящая стих на две неравные части — большую и меньшую.

Сколько богов и богинь || и героев!.. || Вот Зевс громовержец...

Отметим, что такое свободное рассечение стиха мы находим у Пушкина только в поздних гекзаметрах, то есть не в 1830 году, а начиная с 1833 года.

Такова метрика пушкинского гекзаметра и пентаметра. Несмотря на ее изящество и выразительность, она все же ничего своеобразного, существенно нового собою не представляет, а близка к лучшим образцам метрики Гнедича и Дельвига.

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты