Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
  … Часть 7
… Часть 8
  … Часть 9
  … Часть 10
  … Сноски
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр

Параллелизм смысловой, но синтаксически — антитеза («ты даешь» — «послушен тебе».) Такой же смысловой параллелизм в стихе:

Плату приявший свою, чуждый работе другой.

Он поддерживается близостью синтаксической конструкции: определение с дополняющими членами.

Менее отчетливы формы повторения, параллелизма в следующих стихах:

С трезвой струею воды, с мудрой беседой мешай.

Здесь повторение неполное — глагол только во втором полустишии. Еще отдаленнее связь полустиший в аналогичном построении:

Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

Здесь повторяется только конструкция со словом «вечный».

По принципу параллелизма (несколько затушеванного) построены два полустишия на перевод «Илиады» — «Крив был Гнедич поэт...» и «Слышу умолкнувший звук...».

Иногда эта связь двух сходных лексически или по смыслу ритмических групп (стихов, полустиший) бывает у Пушкина в высшей степени тонкой и изысканной. Удивительно в этом отношении построено стихотворение «Царскосельская статуя». Здесь перед нами сложные и переплетающиеся соотношения частей. Все стихотворение построено в виде двух двустиший, связанных параллелизмом.

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила.
Дева печально сидит, праздный держа черепок.
Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой;
Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

Параллелизм разными способами затушеван, но все же конец первого стиха и конец третьего явно корреспондируют:

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила...
...Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой.

Также корреспондирует второй и четвертый стихи:

Дева печально сидит, праздный держа черепок...
...Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

Этот простой параллелизм усложняется рядом тонких прямых и контрастных соответствий отдельных моментов: отдельные слова настойчиво повторяются в соответствующих стихах: второй и четвертый стих связывает анафора (начало) «Дева», этим же словом скреплены и первый стих со вторым, нарушая и оживляя симметрию:

                                       
...дева разбила.
Дева печально сидит...

В первом и третьем стихах в первом полустишии повторено слово «вода»: «Урну с водой»... «не сякнет вода». В первом стихе сказуемое и прямое дополнение расставлены по краям длинного стиха:

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила.

В соответственном третьем стихе эти два слова сближены в конце стиха:

...изливаясь из урны разбитой...

Точно то же, но в обратной последовательности происходит в четных стихах. Стоящие во втором полустишии рядом слова: «Дева печально сидит» — в четвертом оказываются по краям стиха:

Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

Напомним еще одно соответствие — повторение «вечной струей» и «вечно печальна». Но этого мало — начальное полустишие заключает в себе изумительное звуковое соответствие: слово «урна» повторяется как бы эхом в слегка искаженном виде в слове «уронив». Наконец на втором плане менее отчетливо виднеется еще система антитез. Первое двустишие противопоставлено второму, в первом двустишии урна с водой разбита, во втором — совершается чудо: вытекающая вода не иссякает из урны.

Наконец в каждом двустишии есть своя антитеза: в первом — за быстрым, громким стихом («уронив... разбила») следует стих, дающий картину неподвижности, молчания («печальна сидит»). Во втором двустишии громкое восклицание вначале: «Чудо!» — и изображение движения текущей воды («не сякнет... изливаясь») сменяется стихом, заключающим в себе синтетический образ движения и неподвижности:

Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

Вся эта сложная и богатая ткань соответствий и противопоставлений, частью действующих в одном направлении, частью противоречащих друг другу, напоминает по своей структуре и по своему действию сложную многоголосную контрапунктическую музыку, где голоса звучат то вместе, то расходятся, каждый ведет свою самостоятельную мелодию, и все вместе сливаются в единое художественное построение.

При разборе этого стихотворения пришлось говорить о таких предметах, которые почти что не разработаны в науке — отсутствует классификация, не установлена терминология, не выявлены даже точно пределы области данных явлений. Сюда относится чисто звуковая сторона стиха, а также те явления стиха, которые дают повод говорить о «громком» или «нежном» «тихом» стихе, о быстром или медленном, о более или менее весомом стихе, части стиха, части стихотворения. Все эти обозначения крайне расплывчаты и заведомо метафоричны. Конечно, в прямом смысле стих сам по себе не может быть ни тихим, ни громким, ни быстрым, ни медленным — таким может быть только чтение этого стиха, декламация его.

Все же приходится употреблять подобные неточные выражения, рискуя впасть в дилетантизм: оставить вовсе без рассмотрения соответствующие явления — значит совершенно обесплодить стиховедческую науку, превратить ее в сухое, формалистическое переливание из пустого в порожнее. Ведь все то, что в стихе связывает «форму» со «смыслом», делает форму «выразительной», все это относится именно к области, почти вовсе не разработанной и являющейся удобной поживой для всяческого импрессионистического дилетантизма. Следует все же пытаться пробивать научные пути в этой области, работая осторожно и серьезно. Надо только иметь в виду, что все изыскания из-за отсутствия в настоящее время какого бы то ни было сравнительного материала остаются только разрозненными наблюдениями.

Трудно даже установить, свойственно ли это такому роду произведений Пушкина, или же творчеству Пушкина в целом, или же данному поэтическому стилю эпохи, или, наконец, поэзии вообще. Настоящее время есть только время собирания материалов, наблюдений и нащупывания путей их разработки44.

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты