Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
… Историко-литературные опыты
  … О поэзии классической и романтической
  … О ничтожестве литературы русской
  … Примечания
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина

Суждения этих трех критиков 20-х годов, с мнением которых очень считался Пушкин, хотя в большинстве вопросов и не соглашался с ними, заставляли его привести в порядок свои собственные мысли о русской литературе и ее деятелях.

В апреле 1824 г. Пушкин писал Вяземскому: «Читая твои критические сочинения и письма, я и сам собрался с мыслями и думаю на-днях написать кое-что о нашей бедной словесности, о влиянии Ломоносова, Карамзина, Дмитриева и Жуковского. Авось и тисну»... («Переписка», т. 1, стр. 106).

Но, как известно, он не только не «тиснул» такой статьи, но кажется даже и не написал ее. По крайней мере следов ее в рукописях его не найдено (если не считать относящимся к этому замыслу цитированный выше отрыаок «О причинах, замедливших ход нашей словесности»).

В течение 1825 г. Пушкин писал свою «романтическую трагедию» «Борис Годунов» и видимо внимательно читал в журналах и альманахах рассуждения о классицизме и романтизме — и был ими недоволен. В письме от 24 мая к Вяземскому он писал: «Я заметил, что все (даже и ты) имеют самое темное понятие о Романтизме. Об этом надобно будет на досуге потолковать» («Переписка», т. I, стр. 219). Через несколько месяцев (30 ноября) он писал о том же А. Бестужеву «Сколько я ни читал о Романтизме — все не то; даже Кюхельбекер врет» (там же, стр. 308). И вот, очевидно желая сказать свое слово по этому вопросу, Пушкин тогда же (во второй половине 1825 г.) пишет статью «О поэзии классической и романтической».

Пушкин 20-х годов самый яркий представитель и вождь «романтического направления» в тогдашней русской литературе. Совершив целый переворот своими первыми поэмами, сразу завоевавшими читателей и вызвавшими, как известно, массу подражаний, он, окрыленный этим, замышлял своим «Годуновым» сделать такой же переворот и в драматургической и театральной системе. Не без основания он говорил о себе гораздо позже, в 1835 г., в записке к Бенкендорфу об издании газеты: «Могу сказать, что в последнее пятилетие царствования покойного государя я имел на сословие литераторов гораздо более влияния, чем министерство, несмотря на неизмеримое неравенство средств» (Собр. соч., изд. ГИХЛ, т. V, стр. 859).

Не участвуя непосредственно в той журнальной полемике, которая шла вокруг его произведений, он горячо откликался на нее в своих письмах. Можно предположить, что, если Пушкина не удовлетворяли суждения о романтизме его друзей, то это происходило потому, что эти суждения, основываясь на «духе, в котором писано» то или иное произведение, казались ему недостаточно четкими, смазывающими существенные с точки зрения литературной борьбы различия, непригодные как лозунг в практической деятельности, в борьбе. В эту эпоху Пушкина в вопросе о классицизме и романтизме интересовала не исторически-бесстрастная точка зрения, ищущая сближений, сводящая к общим началам внешне различное, а чисто прикладное разграничение, дающее возможность сразу и четко отличить единомышленников от врагов. С этой боевой точки зрения Пушкин, можно думать, считал существенным для классической литературы то обстоятельство, что каждое произведение рассматривалось там не изолированно, не просто как свободное создание поэта, с формой, свободно создаваемой в соответствии с замыслом, с содержанием, а в соотнесении с традиционными жанрами, с выработанной традицией формой.

В «классической» литературе дело обстояло приблизительно так же, как в дошедшей до нашего времени «классической» музыке, где «соната» например есть всегда произведение в четырех частях, имеющих каждая определенную схему строения (сонатное allegro, скерцо, рондо и т. п.), и всякое отступление от этих традиционных форм и схем (соната в двух частях, в одной или без соблюдения схемы allegro) так и воспринимается как  отступление, как художественно оправданное нарушение канона; подобно этому понятие «поэма», «трагедия», «комедия», «послание» и т. д. — в «классической» литературе были точно фиксированными жанрами, с более или менее точно установленной схемой строения, стихосложением и т. д. Всякое произведение воспринимается на фоне этой традиционной формы, художественная прелесть его в том, как по-новому заполнена эта форма, как художник обнаруживает свою индивидуальность в рамках традиционных схем или как он раздвигает, слегка видоизменяет эти рамки. Произведение, созданное вне этих традиционных жанров, форм и схем, без соотнесения с ними — каково бы ни было его содержание, его «дух», — вызывает недоумение, почти не воспринимается эстетически. «Романтическая» поэзия, по мысли Пушкина, должна была сломать эту установку на определенные жанры, ее произведения должны восприниматься вне этой апперцепции, ее формы не заданы заранее, а возникают из самого индивидуального содержания. «Романтическая трагедия» или «романтическая поэма» противополагаются «классической трагедии» или классической «героической поэме» не как один жанр другому, не как шекспировская или байроновская форма — расиновской или виргилиевской, а как произведение, свободно и индивидуально создающее свою форму — традиционному жанру. Поэтому романтической трагедией оказываются не только пьесы Шекспира, но и трагедия Кальдерона и Лопе де Вега, и «трагедии Софьи Алексеевны, в 18 действиях», поскольку они лежат вне традиционной «классической» установки, вне ее форм и правил.

Таким мне представляется ход мыслей Пушкина, когда он, думая вмешаться непосредственно в литературную полемику по поводу романтизма, выдвигал свое столь мало содержательное с виду, бедное по существуґ но столь удобное для практических целей, для ориентировки в борьбе с литературной традицией классицизма определение: «стихотворения романтические» — это «все те, которые не были известны древним, и те, в коих прежние формы изменились или заменены другими». Пушкин прибавляет: «если же вместо  формы стихотворения будем брать за основание только  дух, в котором оно писано, то никогда не выпутаемся из определений. Гимн Ж.-Б. Руссо духом своим, конечно, отличается от оды Пиндара, сатира Ювенала от сатиры Горация, Освобожденный Иерусалим от Энеиды — однако ж все они принадлежат к роду классическому», иначе сказать, все они, несмотря на их различия, входят в состав классической традиции, являются образцами, по которым должно строиться «классическое» произведение. Отстаивая права «романтической» поэзии, Пушкин боролся за право внетрадиционного, внежанрового подхода к литературе.

Б. В. Томашевский в своей интересной и содержательной статье «Пушкин и Буало» («Пушкин в мировой литературе», Л., 1927) утверждает о приведенном месте статьи Пушкина, что «определив так классицизм и романтизм, [он] становится на сторону классиков» (цит. соч., стр. 47). Однако и вся литературная ситуация 20-х годов, и вся переписка Пушкина этих лет, и вся его деятельность этого времени противоречат такому утверждению. И то обстоятельство, что борьба с отечественными «классиками с Выборгской стороны или Васильевского острова» не мешала ему любить А. Шенье, хотя он «из классиков классик», так же как и других старых писателей, говорит лишь о том, что Пушкин боролся не с классической литературой в ее исторической данности, а с классической традицией в современной литературе.

В статье «О поэзии классической и романтической» Пушкин, кроме нового определения классицизма и романтизма, ставил себе задачей показать, ссылаясь на историю новой европейской литературы, что, в то время как «романтическая поэзия» в течение средних веков и нового времени охватила всю Европу, «отрасли ее быстро пышно процвели» в ряде стран, новая классическая или «лжеклассическая» поэзия представляет собою местное, чисто французское явление, и происхождение ее объясняется «младенческим» состоянием, «ничтожностью» французской литературы до XVII в. Такова повидимому основная тенденция этой неоконченной статьи.

Верный своему основному разграничению, Пушкин описывая происхождение «романтической поэзии», говорит сначала о происхождении ее «форм», а затем о «духе» ее.

Статья написана в черновике с многочисленными вставками и переделками, при чем очень часто в рукописи не показано, куда эти вставки относятся и какой из двух незачеркнутых вариантов должен быть взят. Поэтому нижеприводимый текст статьи в некоторых местах является гипотетическим. Все эти случаи попутно оговариваются.

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты