Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
  Дневники
  Воспоминания
  … Державин
  … Карамзин
… Воображаемый разговор с Александром I
  … Холера
  … Запись в альбоме Ушаковых
  … Первая программа записок
  … Вторая программа записок
  … Начало автобиографии
  … Записи в альбомы
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Автобиографическая проза » Воспоминания
     » Воображаемый разговор с Александром I

Когда б я был царь, то позвал бы Александра Пушкина и сказал ему: «Александр Сергеевич, вы прекрасно сочиняете стихи». Александр Пушкин поклонился бы мне с некоторым скромным замешательством, а я бы продолжал: «Я читал вашу оду „Свобода"1. Она вся писана немного сбивчиво, слегка обдумано, но тут есть три строфы очень хорошие. Поступив очень неблагоразумно, вы однако ж не старались очернить меня в глазах народа распространением нелепой клеветы2. Вы можете иметь мнения неосновательные, но вижу, что вы уважили правду и личную честь даже в царе». — «Ах, ваше величество, зачем упоминать об этой детской оде? Лучше бы вы прочли хоть 3 и 6 песнь „Руслана и Людмилы", ежели не всю поэму, или I часть „Кавказского пленника", или „Бахчисарайский фонтан". „Онегин" печатается: буду иметь честь отправить два экз. в библиотеку вашего величества к Ив. Андр. Крылову3, и если ваше величество найдете время...» — «Помилуйте, Александр Сергеевич. Наше царское правило: дела не делай, от дела не бегай. Скажите, как это вы могли ужиться с Инзовым, а не ужились с графом Воронцовым4?» — «Ваше величество, генерал Инзов добрый и почтенный старик, он русский в душе; он не предпочитает первого английского шалопая всем известным и неизвестным своим соотечественникам. Он уже не волочится, ему не 18 лет от роду; страсти, если и были в нем, то уж давно погасли. Он доверяет благородству чувств, потому что сам имеет чувства благородные, не боится насмешек, потому что выше их, и никогда не подвергнется заслуженной колкости, потому что он со всеми вежлив, не опрометчив, не верит вражеским пасквилям. Ваше величество, вспомните, что всякое слово вольное, всякое сочинение противузаконное приписывают мне так, как всякие остроумные вымыслы князю Цицианову5. От дурных стихов не отказываюсь, надеясь на добрую славу своего имени, а от хороших, признаюсь, и силы нет отказываться. Слабость непозволительная». — «Но вы же и афей? вот что уж никуда не годится». — «Ваше величество, как можно судить человека по письму, писанному товарищу6, можно ли школьническую шутку взвешивать как преступление, а две пустые фразы7 судить как бы всенародную проповедь? Я всегда почитал и почитаю вас, как лучшего из европейских нынешних властителей (увидим однако, что будет из Карла X8), но ваш последний поступок9 со мною — и смело ссылаюсь на собственное ваше сердце — противоречит вашим правилам и просвещенному образу мыслей...» — «Признайтесь, вы всегда надеялись на мое великодушие?» — «Это не было бы оскорбительно вашему величеству: вы видите, что я бы ошибся в моих расчетах...»

Но тут бы Пушкин разгорячился и наговорил мне много лишнего, я бы рассердился и сослал его в Сибирь, где бы он написал поэму «Ермак10» или «Кочум11», разными размерами с рифмами.

Примечания

В рукописи эта запись не озаглавлена; она сохранилась в черновом виде и относится к концу 1824 — началу 1825 г., когда была отослана в печать первая глава «Евгения Онегина».

Текст записи сложный, испещренный многочисленными, иногда противоречивыми переделками. В тексте дано то окончательное чтение, какое получается в результате изучения всего процесса написания. Приводим здесь обычное чтение наиболее трудной части. После слов «Я читал вашу оду "Свобода"»:

«Прекрасно, хоть она писана немного сбивчиво, мало обдуманно (вам ведь было 17 лет, когда вы написали эту оду. — В. В., я писал ее в 1817 году). — Тут есть 3 строфы очень хорошие... Конечно, вы поступили неблагоразумно... Я заметил, вы старались очернить меня в глазах народа распространением нелепой клеветы; вижу, что вы можете иметь мнения неосновательные, но вижу, что вы не уважили правду, личную честь даже в царе».

В скобках — зачеркнутое Пушкиным.

1 «Свобода» — ода «Вольность».

2 Нелепая клевета — т. е. распространение слухов о соучастии Александра I в убийстве своего отца Павла I (см. 11-ю строфу оды «Вольность»).

3 Ив. Андр. Крылов — служил тогда библиотекарем в Публичной библиотеке.

4 «...не ужились с графом Воронцовым...» Это место совпадает с письмом Пушкина к А. И. Тургеневу от 14 июля 1824 г. из Одессы: «Не странно ли, что я поладил с Инзовым, а не мог ужиться с Воронцовым» и т. д.

5 Цицианов — князь Дмитрий Евсеевич.

6 «...судить человека по письму, писанному товарищу...». Это свидетельствует о том, что Пушкин знал о перлюстрации своего письма из Одессы (от первой половины марта 1824 г.), в котором он писал, что «берет уроки чистого афеизма» и что «Святый дух иногда ему по сердцу, но предпочитает Гёте и Шекспира». Именно это письмо и послужило поводом для высылки Пушкина из Одессы.

7 Две пустые фразы — фразы о «чистом афеизме» и «святом духе».

8 Карл X — французский король, вступивший на престол 16 сентября 1824 г.

9 Последний поступок — ссылка Пушкина в с. Михайловское.

10 Ермак — Ермак Тимофеевич, завоеватель Сибири в XVI в.

11 Кочум — Кучум, сибирский хан.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты