Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
… Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
  … Сноски
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Народный стих у Пушкина

Какой же из двух случаев имеет место в стихе «Песен западных славян»? Так как никаких внешних указаний на то или другое у нас нет, то нужно решить вопрос, обратившись к внутреннему ритмическому чувству. Нужно взять какой-нибудь отрывок и читать его (не обязательно вслух) то тем, то другим способом, внимательно прислушиваясь к ритмическому ощущению от того и другого чтения:

   Я послушался лукавого далмата.
Вот живу в этой мраморной лодке,
Но мне скучно, хлеб их мне, как камень,
Я неволен, как на привязи собака.

   Надо мною женщины смеются,
Когда слово я по-нашему молвлю;
Наши здесь язык свой позабыли,
Позабыли и наш родной обычай;
Я завял, как пересаженный кустик.

Внимательный ритмический анализ обнаруживает следующее. Когда в стихе равномерное течение ударений — хореическое, как в первом, третьем и четвертом стихах отрывка, или анапестическое, как во втором, — то почти совершенно безразлично, как читать, размеряя слоги или размеряя промежутки от ударения до ударения, такты. Только если размерять слоги, то во втором стихе ударения станут падать чаще (через два слога, а не через три), стих как бы убыстряется (что, правду сказать, не очень соответствует содержанию слов; здесь естественнее было бы ожидать замедления). Если же размерять такты, то при равномерном течении ударений течение слов во втором стихе замедлится (в тот же промежуток надо произнести не четыре слога, а три).

Но зато при неравномерном течении ударений воспринимать стих, размеряя слоги, оказывается ритмически невозможным. Стих:

Когда слово я по-нашему молвлю; —

размеренный по слогам, звучит чистой прозой, точно так же и стих:
Позабыли и наш родной обычай;

Кажется, что это «и» поставлено Пушкиным по ошибке. Так же и стих:
Я завял, как пересаженный кустик.

Обращаем внимание, что здесь речь идет вовсе не о правильном чтении, декламации стиха, а об обнаружении подлинного ритма самого стиха путем обращения к ритмическому чувству. Иначе как читая стих вслух или про себя, мы не можем его воспринять и следить за впечатлением от него. Даже молча, читая одними глазами, мы воспринимаем конкретный, свойственный данному стиху ритм (если мы вообще способны воспринимать ритм в поэзии). Для того чтобы фиксировать для себя, заметить этот ощущаемый нами ритм, мы должны произносить слова стиха. Это чтение ничего не имеет общего с декламацией, с художественным чтением, создающим сложную ритмически-смысловую, интонационную, темповую, динамическую и тембровую композицию. Наше чтение должно только проверить, сходится ли или, наоборот, противоречит нашему ритмическому чувству та ритмическая расшифровка, которую мы предполагаем правильной для данного стиха.

Возвратимся к разбираемому отрывку стихотворения «Влах в Венеции». Мы видели, что чтение стихов, размеренное по слогам, в ряде случаев резко противоречит ритмическому чувству, стих превращается в аритмическую прозу. Эти стихи нужно, очевидно, размерять по ударениям, по тактам:

Когда слово я по-нашему молвлю;
...............
Я завял, как пересаженный кустик.

Ударения текут равномерно, а слова то ускоряются, то замедляются, художественно воспроизводя, ритмизируя характер живого и разнообразного темпа речи. Посмотрим с этой точки зрения на движение ритма нашего отрывка.

Я послушался лукавого далмата, —

все слоги текут равномерно, в одном движении, довольно быстром, так как в такте по четыре слога (ср. ниже),
Вот живу в этой мраморной лодке... —

течение так же равномерное, но более замедленное (по три слога в такте), в соответствии с переменой содержания текста.
Но мне скучно, хлеб их мне, как камень, —

сильно замедленное движение речи при эмоционально окрашенных словах «но мне скучно», затем значительное ускорение до конца стиха, умеряемое, однако, наличием побочного ударения на слове «мне», отяжеляющего эту часть стиха.
Я неволен, как на привязи собака, —

снова, как в первом стихе, быстрое равномерное движение.
Надо мною женщины смеются, —

начавшись медленно — «надо мною», движение резко ускоряется, что придает этой фразе смысл не простого констатирования, а сильной досады.
Когда слово я по-нашему молвлю; —


быстрое начало замедляется слегка на слове «по-нашему»...
Наши здесь язык свой позабыли, —

быстрый равномерный стих, начинающийся сильным ударенным слогом (вместо обычных двух начальных безударных). Быстрота движения умеряется двумя ударениями — побочным и сверхсхемным (довольно слабыми) на словах «здесь», «свой».
Позабыли и наш родной обычай; —

в начале сильное напряжение в стихе благодаря накоплению четырех слогов между главными ударениями (об этом эффекте будет сказано ниже), к концу стиха сильное замедление. Весь стих звучит крайне «прозаически».

Я завял, как пересаженный кустик, —

обычное быстрое начало слегка замедляется на конце слова «(пере)саженный», в соответствии с грустным характером стиха, заключающим тираду.
Страница :    << 1 2 [3] 4 5 6 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты