Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
… Часть 9
  … Часть 10
  … Сноски
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр

9


Хронологически первые из рассматриваемых стихотворений Пушкина — «Кто на снегах возрастил...» и «Труд» — представляют собою еще довольно простую и не очень сложную систему композиции элементов.

Действительно, стихотворение «Кто на снегах возрастил...»45 состоит из цепи вопросов («кто...», «кто...», «кто...»), замыкающейся заключительным стихом («Вот загадка моя...»). Каждый вопрос занимает стих и четко делится на полустишия и трети. В каждом вопросе, как указано выше, заключается антитеза. Однако эти антитезы не слишком резкие: каждый стих представляет цельную фразу, предложение, внутри которого противопоставлены друг другу отдельные его части («на снегах» «нежные розы», «в веке железном», «золотой»). Так дело обстоит с первыми двумя стихами. При этом, во избежание монотонности анафорического повторения вопроса «кто...», во втором стихе путем резкой инверсии вопросительное местоимение передвинуто в середину стиха:

В веке железном, скажи, кто золотой угадал?

Третий стих путем перечисления резче делится на части, и притом на три части, о чем выше было уже сказано. Наконец, последний стих заключает в двух полустишиях основное противопоставление: загадка и разрешение ее. Кроме того, на втором плане мы видим два побочных противопоставления: «загадка моя» — «хитрый Эдип (то есть «ты»), разреши» и противопоставление двух форм предложения, двух интонаций — указательной («Вот...») и повелительной (точнее, «просительной»).

Можно указать еще на один момент в композиции этого стихотворения — на отсутствие заглавия при наличии подзаголовка («При посылке бронзового Сфинкса»). Не обозначено, кому адресовано стихотворение. Между тем оно построено таким образом, что из его контекста становится совершенно ясным, что его адресат — поэт Дельвиг. Заглавие возникает для осведомленного читателя к концу чтения стихотворения. Возможно, что подобная «игра» с заглавием входила в расчет Пушкина при написании им этого необыкновенно изящного стихотворения.

Наконец, интересна еще одна деталь: слова «хитрый Эдип» в последнем стихе связывают конец стихотворения с подзаголовком «...бронзового Сфинкса» и своеобразно цементируют составляющий стихотворение ряд вопросов.

Для стихотворения «Труд» существенно проследить последовательность, расчлененность в восприятии стихотворения, в отличие, например, от деловой прозы, газетной статьи. Последнюю мы стремимся воспринять как нерасчлененное целое, нам важен самый результат сообщения, а не процесс его подачи. В стихах же (может быть, вообще в поэзии) именно этот процесс, эта последовательность и входит в расчет поэта при создании композиции произведения.

В стихотворении «Труд» (по поводу окончания «Евгения Онегина») в этом смысле самое существенное — движение чувства, его контрасты, его возбуждение и успокоение, его светлые и сумрачные оттенки46.

Первое полустишие — самое насыщенное чувством, напряженное и притом со светлой окраской удовлетворения: «Миг вожделенный настал...» Мужская цезура подчеркивает энергию выражения. «Окончен мой труд многолетний» — полустишие меньшей силы, но углубляющее и осмысляющее сказанное раньше: все три слова значительны: «окончен», «труд» и «многолетний». В целом первый стих звучит сильно, глубоко и энергично. Во втором стихе — резкий поворот чувств, о котором было уже сказано выше: появляется контрастирующий с первым стихом мотив тревожной и тайной грусти. Напряжение чувства не спадает, а только меняется его характер.

Что ж непонятная грусть тайно тревожит меня?

Стих заполнен одним предложением, и большая пауза пентаметра делит его на две части: в первой подлежащее с примыкающим к нему определением (перед паузой подлежащее — главное слово «грусть», дающее всю окраску стиху), во второй части — сказуемое с его спутниками (наиболее естественный ход фразы и ее сечение).

В третьем стихе:

Или, свой подвиг свершив, я стою, как поденщик ненужный... —

тревожная грусть приобретает оттенок горечи; при этом амплитуда контраста между полустишиями увиличивается (с одной стороны, «подвиг», с другой — «поденщик ненужный»), что усиливает напряжение, чувствуемое в первых двух стихах. Четвертый стих развивает второе полустишие третьего стиха:
Плату приявший свою, чуждый работе другой...

Он не дает нового контраста и не усиливает горечь предыдущего новыми чертами. То обстоятельство, что на протяжении целого стиха не усиливается напряжение, а также самая форма стиха — два параллельных определения к сильному слову «поденщик ненужный» — делают то, что тем самым напряжение несколько снижается. Этому способствует и успокаивающий параллелизм двух полустиший следующего затем пентаметра.

В пятом стихе — новый поворот чувств. Первое полустишие дает новое содержание: напряженная горечь предыдущих двух стихов заменяется грустным раздумьем, спокойным лирическим чувством. Слово «или» замедляет движение, как бы выражая это раздумье.

Второе полустишие еще далее продолжает линию разрешения напряжения. Дело не только в том, что содержанием его является развернутое приложение к слову «труд» («молчаливого спутника ночи»), но и в самом характере этого приложения. Неожиданный эпитет «молчаливый спутник» (не «спутник молчаливой ночи») оживляет понятие «труд», очеловечивает его. Впервые в стихотворении появляются поэтические фигуры и тропы — олицетворение, метафора47. Происходит «превращение энергии» — поэтически выраженное чувство переходит в поэтический образ.

В пятом стихе только начало этого процесса, который завершается в последнем, шестом стихе.

Фраза продолжается:

...Друга Авроры златой, друга пенатов святых?
Страница :    << [1] 2 3 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты