Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
  Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина
  Бонди С.М. Поэмы Пушкина
  Бонди С.М. Сказки Пушкина
  Бонди С.М. Историко-литературные опыты Пушкина
  Бонди С.М. «Моцарт и Сальери»
  Бонди С.М. Памятник
  Брюсов В.Я. Почему должно изучать Пушкина?
  Брюсов В.Я. Медный всадник
  Булгаков С. Жребий Пушкина
  Булгаков С. Моцарт и Сальери
  Даль В.И. Воспоминания о Пушкине
  Достоевский Ф.М. Пушкин
  Мережковский Д. Пушкин
  Бонди С.М. Драматургия Пушкина
  Бонди С.М. Народный стих у Пушкина
  Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр
  … Часть 1
  … Часть 2
  … Часть 3
  … Часть 4
  … Часть 5
  … Часть 6
  … Часть 7
  … Часть 8
  … Часть 9
… Часть 10
  … Сноски
  Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина
  В. Розанов. А.С. Пушкин
  В. Розанов. Кое-что новое о Пушкине
  В. Розанов. О Пушкинской Академии
  Розанов. Пушкин и Лермонтов
  Розанов. Пушкин в поэзии его современников
  Шестов. А.С. Пушкин
  Якубович Д. Пушкин в библиотеке Вольтера
  Устрялов Н.В. Гений веков
  Стефанов О. Мотивы совести и власти в произведениях Пушкина, Софокла и Шекспира
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Статьи » Бонди С.М. Пушкин и русский гекзаметр

Здесь, после ряда быстро следующих друг за другом образов, заканчивается изображение обстановки античного пира.

С средины стиха начинается вторая часть стихотворения, представляющая собой ряд сентенций. Здесь тоже (как и в начале стихотворения) сначала фразы ритмично располагаются в пределах стиха и по полустишиям:

                                                 ...Но в начале трапезы, о други,
Должно творить возлиянья, вещать благовещие речи...

Большая синтаксическая пауза после слов «о други» хорошо приходится на конец стиха. В последующем стихе полустишия построены почти параллелистически:

...творить возлиянья, вещать... речи...

Этот параллелизм продолжается, повторяется тот же синтаксис, то же слово «должно»:

Должно бессмертных молить...

Этот стих переходит с не очень резким переносом в следующий:

...да сподобят нас чистой душою
Правду блюсти: ведь оно ж и легче. Теперь мы приступим...

В конце стихотворения опять два переноса (особенно резок последний):

Каждый в меру свою напивайся. Беда не велика
В ночь, возвращаясь домой, на раба опираться; но слава
Гостю, который за чашей беседует мудро и тихо!

Как видим, чисто гекзаметрическое стихотворение Пушкина ритмизировано совершенно иначе, чем выше разобранные его стихотворения.

Два последних написанных Пушкиным элегических дистиха — на статуи Пименова и Логановского — представляют собой середину между описанными двумя типами композиции — симметрической и асимметрической, В них и параллелизм, и антитезы (но не очень явные), и свободный, не совпадающий с течением стиха ход фраз.


Повторим вкратце сказанное о гекзаметре Пушкина.

Гекзаметры и пентаметры далеко не являются любимыми размерами Пушкина. Их особая судьба в истории русской поэзии, их метрика, чуждая основному руслу русского стихосложения XVIII — XIX веков, делали эти размеры чуждыми и Пушкину, верному воспитаннику русских стиховых традиций XVIII — начала XIX веков, в высшей степени ограниченному в своих метрических вкусах и пристрастиях.

В течение 1820-х годов Пушкин несколько раз пробует писать гекзаметром, но внутреннего овладения размером у него еще нет, ему приходится все время думать о его форме, «считать стопы». Из трех известных нам попыток две остаются в рукописи в черновом виде, и только одно стихотворение Пушкин печатает — и то в нем оказывается ритмическая ошибка, которую он разрешает исправить... барону Розену. Сильное впечатление, произведенное на Пушкина чтением вышедшей «Илиады» Гнедича, отразившееся в двустишии «Слышу умолкнувший звук...», «породнило» его с гекзаметром, и с тех пор (с 1830 г.) этот размер входит в его обиход.

Пушкин, в отличие от Гете, Жуковского и других, воспринимает гекзаметр и пентаметр как чисто античный размер. Он не пытается использовать его для повествовательных произведений современной или народно-сказочной тематики и т. п. Пушкин или пишет этим стихом вещи в античном духе, или употребляет его для стихов на современную тему, заведомо стремясь придать им античный характер, связать с образами античности.

Метрика пушкинского гекзаметра — «умеренного» типа, такая же, как у Гнедича, Жуковского, Дельвига, то есть с довольно редким употреблением хореев (в отличие, например, от Тредьяковского с его разнообразной метрикой гекзаметра). Строгость в соблюдении традиционных правил цезуры у Пушкина гораздо большая, чем у Жуковского и Гнедича, почему его стих по своему строению много ближе к античному, чем у этих двух поэтов,

Однако в пределах простой, довольно однообразной метрики Пушкин создает необыкновенно сложные, изысканные и тонкие ритмические построения путем размещения фраз и их частей по полустишиям и стихам, путем разнообразного — симметрического, параллелистического или антитетического — построения синтаксических и морфологических элементов, путем ненавязчивого, но крайне выразительного подбора звуков, путем гармонического распределения поэтических напряжений и разрешений и т. п.

В своем гекзаметре Пушкин обнаруживает обычные свойства своей поэзии — лаконичность, точность, глубину содержания и необыкновенное изящество формы.


1943

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты